Барсамов Николай Степанович
/1892-1876/

Барсамов Николай Степанович (1892-1876) — художник, педагог, исследователь творчества И.К. Айвазовского, автор изданий о крымских художниках, заслуженный работник культуры Украины, почетный гражданин г. Феодосии.

Родился в г. Тбилиси. Закончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества (1918). Работал преподавателем рисования в городах Изюме, Самаре, Челябинской области, художником ретушером в Москве. Затем переехал в Крым. В 1923-1962 годах был директором Феодосийской картинной галереи им. И.К. Айвазовского, пожизненным научным консультантом. Много сделал для пополнения музейных коллекций, популяризации творчества И.К. Айвазовского. Значительная роль принадлежит Н.С. Барсамову и его жене С.А. Барсамовой, главному хранителю, в спасении шедевров галереи в годы Великой Отечественной войны. Это они сопровождали шедевры галереи в Ереван. 13 апреля 1944 г. Феодосия была освобождена от немецко-фашистских захватчиков, а в ноябре коллекции галереи вернулись на родину. После ремонта и восстановления галерея вновь принимала гостей.

Н.С. Барсамов писал жанровые и тематические картины, пейзажи, натюрморты, портреты. Его произведения находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Государственном Русском музее, Феодосийской картинной галерее имени И. К. Айвазовского (365 произведений) и других.

Н.С. Барсамова справедливо считают, прежде всего, мастером натюрморта. В натюрмортах художника наиболее полно отразилось его живописное мастерство и жизненный опыт. Как правило, они отлично скомпонованы, сильны по цветовому звучанию, гармоничны и красивы, образно прославляют тему изобилия, полноты бытия. Особенно следует выделить серию натюрмортов, написанных в последние годы жизни, изображающих фрукты: сочные персики, виноградные гроздья, темные сливы и разнообразные по своей красоте яблоки. Во всех этих работах чувствуется особый «барсамовский» подчерк.

Тематика натюрмортов обширна: это аллегорические или цветочные натюрморты, натюрморты сервированных столов, натюрморты с предметами, относящимися к научной деятельности, например, с книгами, изображения музыкальных инструментов, изображение завтраков.

Для старшего поколения эти натюрморты сейчас звучат ностальгически: какао, каким его подавали в детских садах в 60-е годы, галетное печенье, почти единственный сорт печенья, продававшийся в те годы, форма сахара-рафинада и т.д. Барсамов в натюрмортах сумел передать мир дома, ласкового, доброго утра. Он ничего не придумывал, не фантазировал, и так «вкусно» писал то, что его окружало, отмечая аппетитность черного хлеба и знаменитого украинского сала, весеннюю свежесть огурца, аромат крымских караимских пирожков или душистой клубники и орехи. Продуманные четкие композиции состоят из небольшого количества предметов. Ученик И. Машкова, щедрого в изображении материальности мира, красочности палитры, Барсамов в ранних натюрмортах, отдает предпочтение классикам жанра – голландцам – П. Класу и В. Хеда, поэтому колорит, особенно в ранних работах – сдержанный. В натюрмортах 70-х годов, бросается в глаза полное отсутствие симметрии, никаких мрачных серых, коричневых тонов. Барсамов в полную силу использовал сочные краски, цветные тени, свободную фактуру мазка.

Конечно, работая над темой «завтраки», Николай Степанович обращался к живописи гениальных предшественников. Попав под влияние художников – голландцев, он даже размеры холстов выбирал традиционные для этих мастеров. В композиции и в колорите этих произведений добивался классической цельности, ставил задачу выдержать изображенные предметы в едином тоне, в очень сдержанной цветовой гамме; тонко, в духе старых мастеров, разрабатывал световоздушную среду. Он тщательно выписывал фактуру крахмальной скатерти, стекла, керамики, бронзовых и глиняных кувшинов. Помимо голландцев, он восхищался такими мастерами, как Я. Вермеер, Д. Веласкес, Ж. Шарден, Ф. Сурбаран.

Жители Феодосии признательны Барсамову за работу, связанную с пополнением коллекции, особенно за приобретение полотен Айвазовского, датированных 1840 –ми, 18 50-ми,1860-ми,1870-ми годами; благодарны за спасение коллекций в годы ВОВ; за активную исследовательскую деятельность, педагогическую деятельность.